Artöm Mazurchak

Предприниматель. Живу на Кипре. 14 лет развиваю различные проекты. Сделал Biz-cen.ru в России, Lashoestring.com в Британии. Сейчас развиваю ИТ аутсорсинговую компанию — Vasterra.com. Веду телеграмм канал и фейсбук. Для связи — почта.

Иммануил Кант «Метафизика нравов»

Что такое справедливая война. Почему полная демократия также ужасна, как деспотизм. К чему можно принуждать «другого». Можно ли рассуждать о том, что тебе не нравится чья-то национальная черта, и при этом оставться гражданином. Почему не все можно трактовать через логику. Как связана ограниченность земли с проявлением права и появлением государства.

Врожденные идеи и методы познания

Годы жизни Канта — 1724-1804. Он один из основоположников европейского либерализма. Кант различает природу и свободу. Текст книги лежит в основе современной немецкой конституции и дал основание для освободительного движения, формирования европейского либерализма 18 века.

В первой части своей жизни Кант придерживался европейского рационализма. Для рационалистов главное понятие — врожденная идея, где главным методом познания является дедукция. Под врожденным понимается то, что получено не из опыта, не изобретено нами самими и не создано посредством воображения.

Пример дедукции: Бог, как врожденная идея. Без того, чтобы открыть Я, Бога ты не можешь открыть. Ты себя знаешь как Я, как конечное существо: я вижу себя как колеблющееся существо. Колеблющееся существо испытывает сомнения, колебания души. И если я замечаю свои колебания, значит, я не всемогущественное существо. Я могу понять себя несовершенным существом только на фоне совершенного существа — Бога. Врожденные идеи не сводятся к формально-логическим и догматическим.

Трансцендентальным называется всякое познание, которое исследует не столько предметы, сколько способы нашего познания предметов.

Кантовская революция в философии

До кантовская философия называется догматическим способом мышления. Оно стоит на тезисе, что представление о вещах должно соответствовать вещам, и в этом заключается процесс познания. Истинность как адекватность или истинность как правильность. Правильность — это соответствие правилам, по которым субъект осуществляет познание. Действительно существует то, что соответствует правилам развертывания сознания или субъективности. Кант же вводит понятие априорного. Априорное — это то, что создает линии развертывания опыта. Любая истина по Канту касается возможного опыта.

Понятие пространства в понимании до Канта трактовалось как производное от ума, как продукт разума. Кант же сформулировал, что для понимания пространства уже должно быть представление о созерцании пространства. Это показывает, что любое понятие не вырабатывается абстрактно, а опирается на уже имеющиеся представления, без которых понятие не может быть схвачено.

Значит, во всяком познании различают: чувственность и понимание. А понимание делится на рассудок и разум. Рассудок отличается от разума тем, что разум имеет тенденцию выйти за пределы возможного опыта.

По Канту, разум находит в вещах только то, что предварительно туда вложил. Бессознательное же уже имеет все вещи в себе, просто постепенно их открывает, развертывая опыт.

Кант под опытом всегда понимает только чувственный опыт, где развертывается априорное. Априорное — это то, что было прежде чем. Познание вещей может быть только постольку, поскольку они даны. И любой предмет не более чем результат работы сознания. Предмет — это сведение рядов опыта.

Многообразие ощущений формирует предмет. Мы не вызываем чувства, не сознание их генерирует. Мы можем разобрать тождественную вещь и понять, что она является некоторым упорядоченным ощущением. Анализ ощущения о предмете — предел рефлексии в понимании. Чувственность — это пассивный слой сознания.

Категорический императив — основа кантовской этики

Есть плоскость действительного и реального, а есть плоскость должного. В действительной жизни — чувственные наслаждения, а в мире должного — императив.

Фиксируем две противоположности: область физической жизни — природа и область морали — этика. И это важнейшая вещь в Канте. Категорический императив — максима твоей воли. Главное, чтобы то, на основании чего ты действуешь, имело всеобщий характер. Уже это обстоятельство является освободительной силой. Потому что ни одно существо не должно действовать против другого таким образом, чтобы затрагивалась его принадлежность к человеческому роду: его совесть и его права, то есть его свободу.

И когда мы ведем нечеловеческое существование, это тогда, когда мы позволяем ущемить человеческий род в своем лице. То есть если в отношении меня нарушены права, а я не защищаюсь, то я нарушаю метафизическое устройство мира, прегрешаю по отношению к себе.

Свобода, право и мораль: кантовская триада

Кантовское различение морали и права. Сущность человека заключается в его свободе. Право в этом смысле — это стыковка свободы и природы. Человек по определению свободен. Человек имеет право полного распоряжения над всем природным.

Право касается только внешнего и только поступков, или, на языке Канта, не касается оснований или мотивов этих поступков или образа мысли. Право существует только в области поступков. И как только право начинает лезть в область свободного обсуждения, в область мысли — то государство должно идти лесом по Канту. Служащий, придя домой, может писать в журнале и публиковать все, что захочет, а потом это как угодно распространять. Например, рассуждать о том, что позиция ислама негативно влияет на народный фольклор родной страны, так как в исламской музыке другой нотный слой. А потом этот служащий выходит на работу и уже там следует правилам и относится к своим землякам так же, как к представителям ислама.

Сейчас же мы живем в мире, где слово буквально значит дело. И кантовская территория свободы, которую он формулировал через понятие права, в конечном итоге сейчас атакуется. Вопрос борьбы мнений не лежит в правовом поле.

Преступление из нужды — такое же преступление. Буржуазное право, с одной стороны, поддерживает правило равенства, с другой стороны скрывает неравенство. Как только право политизируется, оно начинает применяться выборочно, с учетом контекста. И правовое в конечном итоге становится политическим, право в этом случае существует, но выполняет роль дополнительной силы.

У Канта два главных принципа:

  1. Право — его всеобщность;
  2. Мир — воспитание образа мысли морального.

По Канту, земля становится собственностью, если был совершен акт любого волеизъявления, например, участок обозначили колышками. До этого же земля принадлежала тому, кто занимался ее обработкой.

О разделении властей, невозможности прямой демократии и беде деспотизма

Общество времен Канта ждет освобождения от монарха, так как республики ещё не образовались. Кантовский ход в формировании гражданской общности не связан с концепцией, что людям станет жить лучше, если они будут жить вместе. А вот классическое просвещение стояло на этом тезисе.

Желание значимо уже только потому, что оно относится к воле произволения, а это территория свободы. Следовать праву — это моральная обязанность. У Канта, право коренится в личной свободе или в морали, а по Гегелю в морали, а не нравственности. Мораль — это то, что возникает из свободы произволения. А нравственность возникает из вписанности объекта в социальные контексты, в духе твоего народа.

По Канту, право — совокупность условий, при которых произволение одного лица совместимо с произволением другого с точки зрения всеобщего закона о природе.

Строгое право опирается на принципы внешнего принуждения, это право на взаимное принуждение к некоторым действиям, но при этом по законам свободы.

Закон свободы — имею право на все, что не задевает свободу других людей во всеобщем смысле. Всеобщий смысл заключается в том, что ни одной личности не будет отказано в реализации своей свободы, что в пределе означает право на собственность.

Право не имеет силы устанавливать мораль, право безразлично к мотивам. Право не регулирует мысль — область субъективного. Отсюда вытекают принципы: свобода слова, свобода совести, свобода вероисповедания, свобода убеждений, свобода массовых средств информации.

Моралью правит категорический императив: поступай так, чтобы твое право могло стать всеобщим законом. Чтобы никто из этого общества, включая тебя самого, не был бы исключен из права. И первое, что ты должен делать, не позволять с собой поступать так, чтобы нарушались твои права.

Право на свободу, и как это право рождает гражданское общество

Другого я могу принуждать к соблюдению права и тем самым принуждать к гражданскому сообществу. При этом мораль человека не будет регулироваться. Чтобы ребенок стал личностью, мы обучаем его:

  1. Удовлетворять свои природные потребности, не ходить под себя.
  2. Разуму, чтобы не хватать оголенный провод.
  3. Морали, чтобы не тыкать отверткой в других людей.

И тогда только он становится личностью и может стать свободным.

Мамардашвили говорил: «мы не судим людей, мы судим поступки. А людей пусть судит бог». Первое, на что я имею внешнее право — на свое тело, и это значит, первично моим является: место, где я родился, то, что я держу, и мой труд.

Первичной собственностью является право на землю. Каждый человек имеет право на свое на земле, так как земля не бесконечная равнина. Если бы земля была бесконечна, то мы бы могли разбрестись по ней и не вступать в общение, и её ограниченность принуждает вступать в общение, и в конечном счете к созданию гражданского общества.

Чтобы «захватить землю», я должен также поставить знак на землю, ранее в римском праве — была обработка земли. И в момент захвата земли, я приобщаю себя к вещам. И тогда право становится отношением личностей.

В примитивных обществах нет обмена и торговли, потому что вещь самая хорошая, которую я сделал для себя. Зачем мне менять топор, который я сделал для себя, на что-то? И всякий акт общения — это потеря, уступка невыгодная.

Обработка земли — это один из знаков захвата земли, и второе главное — что должен быть акт воли. Моя собственность будет простираться до туда, пока я её смогу сохранять. А море твоё до той части, куда пушки достреливают. Предпосылка принуждения к общению — чисто материалистическая, а концепт собственности — чисто идеалистический. Граница изначального застолбления — это граница силы.

Вопрос собственности и государства

В правовом режиме мы никогда не должны задавать вопрос — «откуда собственность?». Так как любой, кто задает этот вопрос, он подрывает государство, это фактически призыв к восстанию. Другими словами, в момент признания права, мы должны отказать себе в соблазне оспорить чьё-то право владения, которое было приобретено в прошлом, иначе всегда есть «причина для начала войны».

Право у нас бывает на:

  1. Естественное — право, которым я обладаю, потому что я родился человеком. Право на свободу, право на взаимное принуждение. И это право позволяет принуждать невступивших в общество вступать в него.
  2. Частное и публичное.

Второе деление по основанию объекта:

  1. Вещное право — на землю и деньги.
  2. Личное право — это право на использование произволения других людей, регулируемое договорами.
  3. Родительское право и право хозяина дома, право по отношению к прислуге. И понятие слуги в конечном итоге может быть применено к наемному работнику. Отношения со слугой в конечном итоге базируются на свободе, а значит, они базируются на договоре. Но при этом слуга принимает волю своего хозяина, он не стоит на своих ногах, и от этого он не полная личность.

По Канту, другой — который слуга — никогда не может быть использован как вещь. Есть запрет на исчерпание. Потому что свою волю никто не должен отдавать полностью.

По Гегелю, раб — это тот, который не смог поставить свою жизнь на кон в борьбе. У тебя всегда есть возможность «упасть на меч». Ты предпочитаешь истирание перед лицом твоего смертельного врага. Раб, становясь рабом, никаких иллюзий не испытывает. У Гегеля же нет «средней» позиции прислуг, у него есть люди и вещи.

Справдливость, свобода и государство

Гегель потом разовьет мысль Канта, что государство — это конструкт для осуществления свободы богом на земле.

Свобода — есть свобода делать всё, чего я пожелаю. Помним, что земля ограничена. И тогда мы сталкиваемся с другими и появляется взаимодействие. И это взаимодействие мы не выбирали, появляется «необщительная общительность». Аргументы, о том, что нам необходимо выживать, недостаточный аргумент для объединения.

Область моего фиксируется с помощью знака. Труд не является необходимым маркером. Я могу натыкать колышки и сказать, что это мое. Это право всегда имеет предварительный характер. И в этом смысле ничего устойчивого нельзя иметь. Условие удержания является условием цивилизованной жизни, это момент появления государства.

Была семья, ей достался хороший участок земли, плодородный. Увеличилась семья и у них в мире естественного права появляется справедливый предлог отнять землю у другой семьи, у которых меньше детей. И при таком праве, такие столкновения будут происходить постоянно. И если естественное право господствует, то нет мотивации долго вкладываться в свой участок земли и действовать стратегически, нет почвы для цивилизованного мира. Ведь урожай может на следующий год вырасти более плодотворным у другой семьи.

Первым актом, утверждающим гражданское право, будет прекращение состояния, при котором каждый перестает быть судьей для самого себя. Ты перестаешь быть субъектом высказывания о справедливости. Функция определения справедливости выносится вовне, в этот момент появляется государство с правым законом и появляется суд.

Есть две попытки разных школ определить понятие общественного договора. Первый вариант, в этом договоре каждый участник отдает всю свою силу (Гоббс, Руссо). В этой трактовке личность — это производное от суверена. Граждане — это искусственные существа. Даже жизнь отдается. Второй вариант, в этом договоре каждый участник отдает часть своей силы (Локк и Спиноза). Тут у человека остается естественное право.

Отсюда вытекают два взгляда на государственность и отношение государства к подданным. В случае первого варианта, «нет права на восстание». А во втором варианте, у нас не только право на восстание, а обязанность. Потому что если суверен покушается на самосохранение и на совесть, мы обязаны её защищать.

Мы имеем право частное и публичное. Частное регулирует право двух граждан. И при появлении государства у меня появляется мотивация «высаживать деревья в саду», так как «завтра» сосед не сможет у меня это отобрать.

Роль суверена в государстве

На уровне частного права мы выделяем три вида права:

  1. Личное — распоряжение деятельностью других людей. Я могу «договариваться» с другими, чтобы они помогли с какой-то работой.
  2. Вещное.
  3. Лично-вещное право. В определённых границах: дети, жёны, слуги. Они относятся к дому и «домашнему».

Естественные отношения перепрошиты, так как есть суверен. Ты как отец обязан кормить своих детей, даже если их разлюбил. У людей количество собственности при естественном праве — неравное, и будут «бесконечные войны». А потому они входят в гражданский договор. И в конечном итоге гражданское право делает две вещи:

  1. Запрещено обсуждение, почему стартовые позиции не равные. Всё, что было до договора, не подлежит пересмотру. Потому что при заключении договора, по сути, все отдали всё. Так как та мощь, которая передается суверену, несравнима с твоими накоплениями.
  2. Государство не должно мешать выходу в свободное общество людей, подчинённых лично-вещному праву. Например, дети должны получать в наследство накопления своих родителей. И слуге не препятствует перестать быть слугой. Государство не воспитывает, оно дает возможности. Государство не выполняет воспитательную функцию.

Появляется публичное право между государством и гражданами. И публичное право по Канту делится на три части:

  1. Государственное право — регулирует внутри страны отношения между гражданами и государством.
  2. Международное право — регулирует отношения между государствами.
  3. Космополитическое право — регулирует отношения к людям из других государств.

Государство — есть объединение большой массы людей, подчиненных закону. По сути, это акт, перед появлением суверена.

Верховная власть — это законодательная власть. Разделение властей обязательно, так как иначе появится деспотичная власть. Если в государстве не разделить власть на законодательную, судебную и исполнительную, то по сути государство окажется в положении естественного права. Без разделения, мы окажемся в ситуации зомби. И если же в государстве есть функционирующие три ветви власти, то у тебя как у гражданина появляется «гарантированное твоё».

По Канту невозможна прямая демократия, так как прямое народное правление, собрание по сути становится сувереном. И это же правление может стать судебной, законодательной и исполнительной властью — опять попадая в ситуацию, когда демократическое государство становится «зомби».

Активные и пассивные граждане

Граждане делятся на активных и пассивных. Активные могут принимать самостоятельные решения, так как они себя сами обеспечивают. И те, кто могут мыслить собственным умом, жить по своему усмотрению. Не граждане — это женщины, дети и слуги. Европейский кузнец — гражданин. Индийский кузнец — не гражданин. Индийский кузнец ходит по семьям и собирает заказы, в этом плане он слуга. Европеец же свободно продает свои продукты, он не часть дома, он не подчиняется вещно-личному праву. Рабочий на заводе на своих ногах не стоит, так как ему выплачивается заработная плата.

Во время французской великой революции по Канту как раз отстаивалось определение активного гражданина. Наемный работник — не стоит на своих ногах, и по сути является пассивным гражданином. Гражданином он является, так как государство защищает его от рабства, помогает соблюдению договора.

По скольку ты стоишь на своих ногах, то ты должен жить своим умом, в этом смысле государство становится просвещенным. Государство должно не мешать людям вставать на свои ноги и не мешать иметь и развивать свои суждения. Пропаганда же по сути предполагает уменьшение свободы, так как предполагает, что я буду думать не своей головой. А гражданин хочет находиться в окружении других активных граждан, с полными свободами. Принимать какую-то позицию или не принимать, суждение должно выноситься по принципу: уменьшает ли это свободу или нет.

Человек лишается гражданских прав, когда совершает преступление. Закон воспитывает человека для вхождения в общество. Мера наказания является справедливым по Канту принципом — «око за око», «мера за меру», за смерть — смерть.

Наказать преступника значит, что он переходит в зависимое состояние от государства, и в этом смысле он автоматически переходит в позицию вещи. И он не является стороной, которая подписывает приговор себе. Это служебный человек, который теряет возможность подписываться от себя, за него договор подписал судья, потому что ранее этот человек подписал общественный договор. С преступником государство берет на себя обязательство «не стереть его до конца», и его нельзя заставить трудиться «до отчаянья».

Виды правления и деспотия

Выделяются три способа правления: автократия (власть одного), аристократическое управление (власть немногих), демократия (власть народа). Неправильный режим правления по Канту — деспотия. Деспотии противоположна республика. При этом у каждого режима правления есть риск впасть в деспотический режим.

Канта бы не напрягло государство, которое бы обозначало себя как автократическая республика. Тут есть человек, который ассоциирует себя с сувереном и имеет последнее слово в рамках именно законодательной власти, но не судебной и исполнительной. При этом есть народное представительство, которое может ограничить его законодательные решения или как минимум доводит до его сведения некорректность решений, если это необходимо. Можно иначе назвать этот строй как конституционная монархия. В такой системе закон придумывает именно парламент, а монарх их утверждает. Таким образом «правильная» автократия по Канту уже не безграничная.

Если есть смертная казнь и есть суверен, то появляется право помилования. В правовом государстве не следует никогда прибегать к помилованию, когда речь идет о причинённой смерти одного гражданина другому. Суверен может воспользоваться помилованием только если преступление совершено против самого государства. Помилование должно выражать блеск величия суверена. В акте помилования суверен показывает свое могущество, так как милостью он показывает, что он выше закона. Кант более критичен, он говорит, что в осуждении на смерть уже достаточно блеска величия.

Справдливость войны и международные отношения

Когда внутри государства выстроена модель, которую предполагает Кант, то в этот момент уже можно рассматривать взаимоотношения между государствами, отношения между которыми естественные. По сути государства находятся в положении войны одно к другому вначале.

Базовое «правильное» отношение к войне между государствами является не разрушение суверена противника. Хотя войну мы ведем для переорганизации другого народа и другого государства, чтобы оно по отношению к нам приняло другую форму, по другим принципам. В итоге мы хотим переорганизации отношений между государствами, чтобы возможно было сотрудничество или построение «прочного мира».

Правомерно начать войну, когда сосед излишне вооружен, или сосед слишком расширился, нависая над нами. И тут «нависание» может быть сделано, например, чрезмерным влиянием на торговые пути, не обязательно военными усилиями.

По Канту ни одна война не может начинаться под предлогом вмешательства в дела другого государства. Европейцы и запад, в общем говоря, не хотят деспотического мироустройства, это не их выбор. По Канту текущее внутреннее положение России как раз устроено деспотически. И значит в сути своей внешнее мироустройство, предложенное Россией, не может быть принято. А что будет мультиплицироваться по предложению России?

При ведении войны она не может быть карательной, так как ты не инстанция, определяющая правосудие, вы не есть суверен. Нельзя народ растворить «в себе» и переводить земли в колонии.

В ходе войны нельзя грабить народ, так как это частные граждане. И даже контрибуция должна быть «под расписку». Необходим запрет на партизан, так как придется убивать народ в их лице. Партизаны по сути вышли из под государства и могут не перестать воевать после подписания мира. В войне должна участвовать только армия.

Справедливую войну мы начинаем в трех случаях:

  1. Прямая угроза существования нашего государства.
  2. Момент угрозы существования в гражданском плане, убирается возможность самого права.
  3. И когда препятствуется возможность создания вечного мира (деспотические межгосударственные отношения).

Как Олег Тиньков помог мне бизнес стартануть в 2009 году

В связи с грустным ребрендингом банка Тинькова, решил рассказать историю того, как Олег Тиньков помог мне запустить первый бизнес в 2009 году. Это история не про то, как он вдохновил, а как действительно помог.

Ещё в школе я увлекся дизайном и с 1 курса пошел работать в дизайн-студиях Санкт-Петербурга. Тогда же Олег Тиньков начал снимать бизнес-секреты. В них он брал интервью у разных предпринимателей из его окружения. Помню, как взахлеб пересматривал его интервью. И в тот момент он для меня был ролевой моделью — этакая смесь рок-н-ролла, энергии, здорового и задорного маркетинга проектов.

В начале 3 курса, в 2009 году, случился очередной кризис в России, и у бизнесов стало резко меньше денег. Тогда я работал внутри компании в направлении «дорогих» сайтов. Не шаблонных быстрых решений, а именно кастомных разработок, где мы долго общались с клиентом, а не заполняли универсальные брифы, выдавая трафаретные результаты. В момент начала кризиса руководитель дизайн-студии сказал, что пришло время делать стандартные решения на конвейере. Я со своим двадцатилетним максималистским подходом отказался и был уволен, конечно, вполне справедливо.

После увольнения, пришел к родителям и сказал, что мне надо бросить универ и срочнейше поступать на кафедру дизайна в Лондоне, так как больше мне в СПб расти негде. Они вполне резонно сказали, чтобы я не страдал фигней, и, конечно, отказали.

Подумав ещё разок, я решил, что все же неплохо было бы получить диплом. Так как меня только что уволили из лучшей студии в городе, то ничего не оставалось, как открыть собственную компанию по брендингу (конечно же). Мы объединились с менеджером проектов из прошлой компании, и принялись работать над нашим сайтом. Работали у него дома, придумывая название компании, звоня в другие дизайн-студии, чтобы лучше понять процесс их работы, и рисуя выдуманные проекты, чтобы заполнить портфолио. Студию назвали — agrrr.com. Почта у нас называлась — emc2@agrrr.com. А фавикон на сайте был буквально иконой Иисуса. Ведь в слове фавикон четко прослеживается слово икона.

В процессе подготовки мы поняли, что серьёзная компания не может быть без офиса, и поэтому сняли помещение в складском комплексе за 6 000 рублей, 15 кв. м, в самых недрах промышленной зоны. В соседнем от нас помещении ночевало 50 мигрантов, работающих на стройке, а туалет был непригоден даже для мух — они мерли там от ужасного вида и вони.

13 февраля 2010 года мы запустили наш сайт, и я написал письмо Олегу Тинькову, который тогда был на пике популярности в ЖЖ. ЖЖ — блог платформа, по сути предшественник текущих социальных сетей. Письмо было следующего содержания:

Олег, привет!

Нам не нужны твои деньги. Но сегодня мы запустили компанию, которая занимается брендингом — AGRRR.com Если ты хочешь реально помочь начинающим предпринимателям, размести это письмо у себя в ЖЖ.

Олег его разместил, сказал, что даже сайт не посмотрел, просто решил помочь ребятам. Лучше рекламы для нас на следующий день после запуска сайта придумать было нельзя. По сегодняшним меркам, это если бы Тейлор Свифт разрешила нашей группе образованной вчера сыграть на ее разогреве. Успех и тысячи посетителей на сайте.

Мы начали получать заявки от клиентов, которые приходили с ЖЖ Олега. Одно из предложений было — участие в тендере от компании Мирель, крупнейшего производителя кондитерских изделий на Урале. В тендере мы победили и заключили контракт на космическую для нас сумму в 1,2 млн. Моя зарплата в предыдущей компании была что-то около 30 тыс.

На момент победы в тендере у нас даже компания зарегистрирована не была. И мы начали работать, не получив предоплаты. Чтобы зарегистрировать компанию и полететь в командировку в Челябинск до первых оплат от клиента, я занял у мамы 50 тысяч рублей на билеты.

Некоторые работы которые мы успели сделать в Agrrr

Потом были: проверка службой безопасности (они не поняли, почему компания была создана в день подписания договора), командировки в Челябинск, лекции про тонкости рецептов тортов, 30 часов записи интервью с главными людьми на производстве, дорогой офис на 60 метров (а как же), первые сотрудники, конечно, бухгалтер на полный день, по совместительству сестра партнера (ведь компании из 5 человек нужен учет). Брендинговое агентство просуществовало 1 год, а потом я занялся уже другими проектами и больше никогда не работал в найме.

Без Олега Тинькова у нас бы никогда не вышло так взлететь на старте. Но главное, сигнал поддержки, акт одобрения и веры в предпринимательское начало, в текущих проектах импульс продолжается проявляться и в сегодняшних проектах. Думаю, мало кто сделал столько же для становления предпринимателей, которым сейчас 30-40 лет как Олег.

Олег, спасибо, ты класс!

Игра-симуляция «Как будет развиваться AI в следующие 5 лет?»

В выходные было два полных дня на симуляции, посвященной теме того как будет развиваться AI в ближайшие 5 лет. Играли 36 человек. Сама игра проверка и тренировка: лидерства, работой с неопределенностью, переговорных навыков, формированием коалиций, каскадным взаимодействием. В прошлом году участвовал в аналогичной симуляции, только посвященной геополитическому конфликту. 

Механика игры

Все были поделены на команды, которые представляли акторов рынка: 

  1. Состоявшиеся лидеры ИТ рынка — прототипы Гугла, Майкрософта, Меты, Алибабы;
  2. Стартапы в AI — прототипы: Anthropic, OpenAI;
  3. Производители вычислительных чипов — IBM, Nvidia;
  4. Венчурные инвесторы — GP, Standard Investments;
  5. Конгломерат — X, во главе с Маском;
  6. Регулятор, пресса, суд. 

35 человек распределены по командам и каждому назначены роли с описанием: личных целей, состояния компании, положением индустрии, взаимоотношением внутри команды, проценты долей компаний между собой итд.

Каждый член команды имел «характеристики»: количеством люди в команде, объемом вычислительной мощности, бюджетом, дебиторской задолженностью итд.

Дальше было 5 раундов, по полтора часа каждый. Функционал, для действий неограничен: переманивай людей из других компаний, подавай в суд или привлекай регулятора, поднимай раунд на строительство заводов для увеличения мощности вычислений. Разрешено — любое действие, но модераторы, суд или регулятор, могут остановить реализацию действия, наложив вето. 

В конце каждого раунда зафиксированные договоренности передаются модератору, результаты сводятся в табличку по каждой компании, которую увидят команды по итогу. В табличке меняется ключевые показатели, изменившихся за раунд от количества игроков в команде, до свободных средств на счету. 

Главная задача команд — добиться сингулярности, для этого используется механика скрэббл. В конце каждого раунда выдаются буквы, количество букв зависит от количества людей в команде и вычислительной мощности, но формула получения букв не известна никому кроме организаторов, зависимости не прямолинейные. 

Рефлексия после игры

1. Роль, которая выпала — условность. 
Моя роль — тим лид, в компании прототипа OpenAI, далеко не ведущая позиция. Когда пошел договариваться с другими командами, меня спрашивали — какая у меня позиция в компании и могу ли я принимать решения. Но я пояснял, что я пришел от команды, и не важна какая у меня роль. Тут — молодец. Но когда были выборы президента, подумал — тут же есть изначльно более заметные роли, Маск например, зачем выдвигаться. Роль условность, в игре и в жизни. Но удобно находить себе оправдательные механизмы для бездействия. 

2. Всегда-всегда лидируй.
В начале игры мы излишне много потратил времени на объяснение того, что каждый собирается делать. Но стоило определить видение желаемого результата, и начать действовать скорее. Приходя уже с концертным результатом, и фиксируя его с командой. Думаю мотивы затянувшегося обсуждения — страх взаимодействия с другими командами, и желание не брать ответственность каждого по отдельности, желание размазать ее между всеми. 

3. Если не получил нужного результата, не скорби, продолжай действовать. 
Когда мои или командные действия не приводили к результату, меня захватывали эмоции. Но несколько раз в такие моменты, делались экстра усилия и ситуация неожиданно позитивно разрешалась. Всё больше убеждаюсь, что холодный ум быстрее приводит к результату, не скатывайтесь. 

4. Оцени социальные связи, до начала действий, используй это. 
Компьютерные мощности на момент старта игры производили 3 команды, первые 2 команды к которым я подошел отказаться с сотрудничать. Но третья команда, где был представитель с которым знаком до игры, пошли на встречу. Убежден, далеко не последним стал тот факт, что было сформировано доверие, ещё до начала игры. Этим надо пользовать и управлять и в жизни. 

5. Думай в целом об игре, когда работаешь в текущем раунде. 
Желание сосредоточиться на коротко срочном результате понятно — хочется предсказуемости, а через два шага не известность растет. Но тактическая позиция сужает варианты выбора поведения. Если же иметь волю к долгому проекту, на несколько тактов, то и созвездие вариантов окажется многообразнее и с потенциально большим результатом. Например, начиная работать над коалицией с первого раунда, мы смогли ее собрать только к 3-му — опередив другие команды.

6. В условиях неопределенности, сфокусируйте на поиске возможностей.  
В условиях неопределенности и многосторонности интересов, хочется сфокусироваться на своих интересах — ведь так проще, в твоей роли написан четко задачи. Но если на секунду остановиться то можно понять, что каждый будет делать так вначале, а потом поймут что единственный способ победить — сотрудничать. Поэтому с самого начала создавай возможности, которые усилят твою позицию и позицию другой команды. В итоге победила та команда, кто с первого раунда начала образовывать коалицию. 

7. Сначала пойми контекст — потом действуй, но не затягивай.
Описание роли участников и контекста игры много плановое. Инструкцию получаешь перед началом игры, сразу охватить ситуацию невозможно. Мы с командой начали разбираться, но в какой-то момент превысили достаточность обсуждений и потеряли время, которое можно было бы потратить на полезные активности. Контекст, надо изучать в коммуникации с внешним миром, а не в своем мирке.

8. Не прекращай действовать, пока не получил подтвержденный результат. 
Когда в сделке участвует несколько команд, то кажется что вот уже договорились. И можно думать о следующем шаге, исходя из новой позиции. Но сделка развалилась не раз, в момент подписания сторонами соглашения. Пока не подписали соглашение — не отвлекайся, доводи дело до конца. 

9. Распределяй зоны ответственности. 
Не раз мы собирались с командой, чтобы провести переговоры с другой стороной. При этом позицию слушали сразу всей командой — что не эффективно. В игре, как и в жизни много задач и слоев, где действовать. Чтобы действовать эффективнее, стоит распределить зоны ответственности, и вести работу параллельно. На второй день у нас вышло договориться об этом, и эффективность команды возросла. 

10. Синхронизируйся, убедись что все понимают контекст одинаково. 
При подписании ряда договоров, у оказывалось, что кто-то ключевой имел иное представление о принципах сделки, и это разрушало ее. Ключевые моменты, стратегия должна четко озвучиваться вначале. 

Спасибо за организацию игры Марату Атнашеву и Тимур Атнашеву и команде. 

Руссо Жан Жак «Об общественном договоре, или принципы политического права»

Что такое общественный договор, и как он позволяет обрести истинную свободу человеку. Что теряет человек заключая такой договор. Зачем человеку другие. Как выглядит здоровое государство и какие в нём акторы.

Биография

Руссо родился 1712 в Женеве, умер в 1778 рядом с Парижем. Родился в семье часовщика, мать же умерла при родах, воспитанием его занимались дядя и тетя. Отец привил любовь к чтению. С 10 до 12 лет воспитывался у священника, где изучил латынь и священо писание. В 16 лет уходит скитаться и в течение следующих 16 лет пробует себя в множестве профессией: воспитатель в частном доме, лакеем, секретарем, кроме того изучает теорию музыки и много читает. Его возлюбленной стала госпожа Де Варан, старше его и образование, которая сильно повлияла на него: она научила его писать и говорить языком образованного общества.

Среди калейдоскопа профессий он выделял занятия музыкой и даже написал оперу, которая ставилась в Париже и за что король франции предложил ему пенсию. От которой Руссо отказался будучи убежденным демократом. В конечном итоге Руссо зарабатывал переписыванием нот.

Переехав в Париж знакомится посвященной верхушкой, выстраивает с ними отношения. Но позже входит с ними в разлад. Руссо, был крайне неприятный человек — со всеми ругался.

Три периода творчества Руссо
1. Ранний период. С 1749 пишет сочинение на тему «способствовало ли возрождение науки и искусств очищению нравов», для участия в конкурсе объявленным французской академии наук. В сочинении Руссо противопоставляет природу и цивилизацию, и близость к природе способствует проявлению естественности нравов.

Что входит в пику тогдашнему развитию мысли, в то время развивается тезис, что просвещение помогает нравственному развитию человека. По Руссо же науки и искусства развращают и отдаляют человека от счастья.

Второе важное произведение этого периода Руссо рассуждение о происхождении неравенства между людьми, 1755 год. Неравенство между людьми — не естественное, а искусственное, связанное с появлением частной собственности.

2. Зрелый период. С 1756 по 1762. В этот период он уезжает из Парижа в деревню, там пишется «Трактат об общественном договоре», который запрещается на уровне парламента Франции. Который и будет разобран ниже.

3. Поздний период. С 1762 по 1778. Руссо вынужден бежать в Швейцарию из-за своих работ, входящих в пику мыслей современников того времени. В конечном итоге уезжает в Англию, позже же возвращается во Францию в 1768 году. У Руссо формируется «мания преследования» и «теория заговора». В тот же период он издает музыкальный словарь, и пишет оперную мелодраму.

В своих работах Руссо рассуждает о природе и развитие восприятия.
Руссо считает, что развитие восприятия в первую очередь должно быть направлено на формирование чувств сострадания и милосердия.

Идеи Руссо, оказывают сильное влияние на поздних деятелей истории и культуры. В частности Муссолини опирается на извращенную идею Руссо, по которой надо стремиться к природе, а города наоборот толкают людей к разврату. Толстой боготворил Руссо. Единственный портрет который висле у Канта в кабинете — портрет Руссо.

Содержание

Люди в естественном состоянии, вовсе не враги друг другу. Естественные отношения между людей не есть вражда, так как война бывает только в отношении имущества.

Люди объединяются ради самосохранения — «заключая общественный договор», когда польза от нахождения в обществе превышает угрозу выживания будучи одиноким. Объединившись, кроме самого себя человек сохраняет свою свободу. Идет обмен естественной свободы на гражданскую, которая проявляется в обществе в виде законов. Когда человек был одинок, он имел свободу ограниченную — так как действовало правило сильного: тот кто сильнее может у тебя забрать, то что захочет. А заключая общественный договор человек получает свободу в устойчивом виде. Теперь не он один защищает свою свободу, а вся мощь общества помогает удерживать ему её. В общественном договоре, ничего не отчуждается, а только приобретается.

Есть два вида единства ассоциация и агрегация. Агрегации — это общности которые удерживаются на насилии, это ложные единства. Ассоциации — это общности истинного суверена, которые проявляется в появлении общей воли. Когда люди вступают в общественный договор они передают свои права полностью. Поскольку все отчуждают свою волю полностью, то тогда же и появляется равенство. Общая воля народа одно из понятий, которые активно использовали фашисты, но извратили его повернув что единство задает партия.

Любой человек современного общества разрывается между защитой государства и тем, чтобы сохранить свою собственность и жизнь. Как гражданин он должен пойти добровольцем на войну, а как человек понимает, что «у мертвых нет собственности».

Суверен по Руссо состоит из граждан. Любой человек не заключивший общественный договор с этим обществом, не став его гражданином — иноземец. Основа собственности является собственностью на землю, поэтому суверенитет обязан по определению закрепляться на какой-то территории. Манифестация суверена — конституция.

Ни одно государство не может обойтись без правительства. На правительство возлагается важнейшая функция исполнителя воли народа. И получается в государстве три актора: суверен, народ и правительство. Отличая правительства от суверена, в том что правительство подзаконное. Суверен же выполняет функцию законодательную.

Руссо выделяет три формы реализации суверенитета или три формы управления: монархия, демократия и аристократия. Он также различает сильное и слабое правительство. Сильное правительство — следует воли своего суверена, и для этого оно должно быть небольшим, чтобы исключить возможность различного трактования законов суверена в примирительной практики и вмешивании личного интереса.

Политическое искусство — это умение различать влиятельное от невлиятельного, формальное от содержательного. Руссо различается право от политического права. Политическое право, это когда на местах ты действуешь не по закону, а учитываешь влиятельность людей, применяя санкцию. И когда появляется политическое право, а не просто право, то это сигнал к тому что правительство слабое, ибо не может исполнить свою главную функцию.

Два аспекта суверенитета, первый — прямое проявление суверена или право на установление законов, второе — делегирование суверена своей власти правительству. Монархия больше подходит для больших государств, потому что правительство будет расти, и значит появится пространство для различных интерпретаций законов.

Для государств умеренного размера Руссо утверждает, что лучше подходит аристократия, так как они выбранные. Механизма выборности позволяет давать дорогу наиболее способным людям.

Демократия же подходит для маленьких стран, так как там можно всех собрать. Как пример, в Риме собиралось 400 тысяч граждан, и вполне выполняли роль суверена. Форма правления народа зависит не только от территории, но и от: его привычки исполнять закон, образованности, организации труда, стиля потребления.

Акты, которые устанавливает суверен — священны, верхозаконны. При появлении государства происходит второе рождение человека в качестве гражданина после появление общественного договора. И тогда религия по Руссо становится политическим инструментом, инструментом для легитимации власти. Инструментом воспитания граждан к гражданству.

Руссо выделяет четыре формы религии:

  1. Личная и персональная: обрядовость, церемонии, крещение.
  2. Политеизм. У каждого народа — свой бог. Так как у каждого народа свой суверенитет.
  3. Пантеон. На примере — Рима. Верь в кого хочешь, главное соблюдай закон.
  4. Христианство является наиболее поганым для суверена по Руссо. У христианина родина на небе, ему по большому счету не важно победили или проиграли в сражении, а важно соблюдение завета. Христианин — либо противник государства, либо гражданин выполняющий свою функцию спустя рукава. Чтобы спасти нацию, надо сначала упразднить христианство. Для любого христианства — есть приоритета духа и отечество на небесах.

Избранные цитаты

По Руссо, русские же никогда не станут цивилизованными, вот как он это поясняпет:
Русские никогда не станут истинно цивилизованными, так как они подверглись цивилизации чересчур рано. Петр обладал талантами подражательными, у него не было подлинного гения, того, что творит и создает все из ничего. Кое-что из сделанного им было хорошо, большая часть была не к месту. Он понимал, что его народ был диким, но совершенно не понял, что он еще не созрел для уставов гражданского общества (90). Он хотел сразу просветить и благоустроить свой народ, в то время как его надо было еще приучать к трудностям этого. Он хотел сначала создать немцев, англичан, когда надо было начать с того, чтобы создавать русских. Он помешал своим подданным стать когда-нибудь тем, чем они могли бы стать, убедив их, что они были тем, чем они не являются.

Даже в разгаре войны справедливый государь, захватывая во вражеской стране все, что принадлежит народу в целом, при этом уважает личность и имущество частных лиц; он уважает права, на которых основаны его собственные.

Об общественном договоре: Наконец, каждый, подчиняя себя всем, не подчиняет себя никому в отдельности. И так как нет ни одного члена ассоциации, в отношении которого остальные не приобретали бы тех же прав, которые они уступили ему по отношению к себе, то каждый приобретает эквивалент того, что теряет, и получает больше силы для сохранения того, что имеет.

По Общественному договору человек теряет свою естественную свободу и неограниченное право на то, что его прельщает и чем он может завладеть; приобретает же он свободу гражданскую и право собственности на все то, чем обладает.

К тому, что уже сказано о приобретениях человека и гражданском состоянии, можно было бы добавить моральную свободу, которая одна делает человека действительным хозяином самому себе; ибо поступать лишь под воздействием своего желания есть рабство, а подчиняться закону, который ты сам для себя установил, есть свобода.

Первоначальное соглашение не только не уничтожает естественное равенство людей, а, напротив, заменяет равенством как личностей и перед законом все то неравенство, которое внесла природа в их физическое естество; и хотя люди могут быть неравны по силе или способностям, они становятся все равными в результате соглашения и по праву.

Про тиранов

Узурпаторы всегда вызывают ли выбирают такие смутные времена, чтобы провести, пользуясь охватившим все общество страхом, разрушительные законы, которых народ никогда не принял бы в спокойном состоянии. Выбор момента для первоначального устроения – это один из самых несомненных признаков, по которым можно отличить творение Законодателя от дела тирана.

Их личный интерес прежде всего состоит в том, чтобы народ был слаб, бедствовал и никогда не мог им сопротивляться. Конечно, если предположить, что подданные всегда будут оставаться совершенно покорными, то государь был бы тогда заинтересован в том, чтобы народ был могущественен, дабы это могущество, будучи его собственным, сделало государя грозным для соседей.

И, в конечном счете, деспотизм правит подданными не для того, чтобы сделать их счастливыми, но разоряет их, чтобы ими править.

Как только кто-либо говорит о делах Государства: “что мне до этого?”, следует считать, что Государство погибло.

Про суверен и христианство

Поскольку по Общественному договору все граждане равны, то все могут предписывать то, что все должны делать, но никто не имеет права требовать, чтобы другой сделал то, чего он не делает сам. Именно это право, необходимое, чтобы сообщить жизнь и движение Политическому организму, и дает суверен государю, учреждая Правительство

Христианство проповедует лишь рабство и зависимость. Его дух слишком благоприятен для тирании, чтобы она постоянно этим не пользовалась. Истинные христиане созданы, чтобы быть рабами; они это знают, и это их почти не тревожит; сия краткая жизнь имеет в их глазах слишком мало цены.

«Богословско-политический трактат» Баруха Спинозы

Как современное научное понимания мира выросло из Писания. Какая основная роль государства. Зачем отделять религию от политики. Как важно понимать контекст в котором находился автор создающий свою работку. Как читать библию.

Социальный контекст

Основная цель трактата — отделить теологию от политики и ограничить влияние религии на политическую жизнь.

В 1665 году Ян де Витт предложил Спинозе написать текст. Ян де Витт был влиятельным человеком того времени и представлял интересы торгово-промышленной буржуазии. Спиноза отложил работу над своей главной книгой «Этика», чтобы написать этот труд. На это у него ушло 5 лет, и в 1670 году книга была опубликована анонимно.

Тогда Голландия недавно обрела независимость от Испании. В стране царило воодушевление, и правительство поддерживало религиозную терпимость. Это привлекло многих интеллектуалов, включая Рене Декарта.

В то же время в Голландии шла острая политическая борьба. С одной стороны была торгово-промышленная буржуазия под руководством Яна де Витта, с другой — партия статхаудеров, опирающаяся на теологические взгляды и контролирующая военные дела. Также в это время происходила война между Голландией и Англией. Ян де Витт, опасаясь усиления статхаудеров, недостаточно финансировал военные усилия.

Целью Яна де Витта при заказе работы у Спинозы было уменьшить влияние статхаудеров, ослабив религиозное влияние на политику. Спиноза считал, что религиозные ориентиры в управлении не способствуют общему благу. В своей работе он развил эту идею, сформировав тезисы, которые до сих пор влияют на устройство государств.

Однако Ян де Витт в итоге проиграл политическую борьбу: его зверски убили зажарив на костре, а его книгу, изначально анонимную, быстро связали с Спинозой и запретили.

Бог = Природа = Разум = Наука

В первой части трактата Спиноза критикует Библию как источник знаний. По его мнению, для понимания Писания необходимо знать контекст его создания, историю евреев, риторику и лингвистику для понимания истинного значения слов и метафор, а также естествознание, чтобы различать чудеса и природные явления.

Трактат написан для того, чтобы определить взаимоотношения между демократией и религией и является началом радикального просвещения. Всё, что было до этого, можно считать просвещённым консерватизмом.

Спиноза понимает под природой не только материю, но и законы субстанции (Бога), бесконечного существа. Он считает, что сила Бога естественна и неотличима от проявлений природы, а значит, и сила природы божественна и бесконечна. Таким образом, делается важная связь: Бог = природа = разум = наука.

Человек является частью природы. Важно различать общие закономерности природы и то, что свойственно только человеческой природе. Спиноза выделяет главное человеческое право — сохранение себя, и ради этой цели разрешается использовать всё доступное.

Для самосохранения человеку нужны другие люди, поэтому появляются народы, которые увеличивают свою силу, объединяясь. Разум проявляется в способности мултиплицировать мощь в рамках объединения и при этом живя мирно.

В первой части трактата утверждается, что чудес не существует, а есть только мнения пророков. Религия и откровения не имеют отношения к природе и истине. Для Спинозы Библия — это базовый идеологический текст старого режима.

Библия нужна для послушания, для простонародья, так как у черни нет разумной нравственности. Писание воздействуя на воображение и аффекты, запугивая и обещая, производя впечатления и в конечном итоге устанавливая нормативность в плебс.

Как появление науки было предрешено из писания

Еврейское государство — это теократия, где божественный закон совпадает с гражданским. По Спинозе, божественный закон попадает в писания через откровения. Он считает, что Бог создал обстоятельства для появления еврейского государства. И тут интересный ход, что и в этом же смысле любой народ избранный, как и еврейский, так как явились обстоятельства для появления других государств.

В еврейском государстве гражданское предписание становится религиозным, превращая весь народ в монашеский орден. Даже обычные действия, например, доение коровы, приобретают религиозный смысл.

Спиноза считает, что теократическое государство, основанное на теологии, видит в «других» врагов Бога, поскольку у них свои боги. Еврейское государство — самое противоестественное государство на земле, из-за своего способа мультипликации мощи, подобная форма образование государства сама себя подтачивает.

Теократия вредна, так как она не допускает других мнений и закрыта для новых идей. Различные трактовки текста создают пространство для спекуляций и внутренних конфликтов, что неизбежно ведёт к гражданской войне. И чтобы этот внутренний конфликт приодолеть, на помощь приходит научное знания, как способ на который можно опереться как на что-то иное для устройства государства.

Писание у евреев появилось, в следствии естественного хода истории. По сути еврейский народ был в рабстве у египтян — они были внешней контролирующей силой. Бог же по сути «свой», но также берет в рабство, если устанавливается теократия в государстве. А теократия и Бог в конечном итоге, создавая внутренний конфликт, который для разрешения требует торжества науки и разума, что ведет к полному воплощению потенциала человеческого рода.

Для предотвращения борьбы в теократических государствах Спиноза предлагает отделить государство от религии и обеспечить свободу слова. Он считает, что следует ограничить только одно мнение — призывы к запрету свободы слова. Государство является инструментом свободы, основывается само законодательстве, усиливает мощь через объединение и позволяет разуму проявиться.

Вывод: удивительно, что научное объяснение мира и почти все современные концепции выходят из первоначальной религиозной установки и являются её естественным проявлением. Я всегда жил в представлении, что научное понимание мира является независимой и «объективной» картиной, позволяющей понять суть вещей.

То, что с детства кажется естественным, на самом деле является спроектированным концептом, который просто кажется органичным и единственно возможным, хотя на самом деле он рукотворный и направляемый.

Избранные цитаты

О пророках

Из этого я сделаю в конце заключение, что пророчество никогда не делало пророков более учеными, но что они оставались при своих предвзятых мнениях и что поэтому относительно чисто спекулятивных вещей мы нимало не обязаны им верить.

Но то, что мы утверждаем, не содержит ничего нечестивого, ибо Соломон, Исайя, Иисус и прочие хотя и были пророками, но все же были людьми, и надо думать, что ничто человеческое им не было чуждо.

Итак, отсюда более чем достаточно обнаруживается то, что мы намеревались показать, именно: что Бог приспособляет откровения к пониманию и мнениям пророков и что пророки могли не знать вещей, которые касаются чистого умозрения (а не любви к ближнему и житейской практики), и действительно не знали и что у них были противоположные мнения. Поэтому далеко не верно, что от пророков следует заимствовать познание о естественных и духовных вещах.

О призвании евреев и о том, был ли пророческий дар свойствен только евреям

Истинное счастье и блаженство человека состоит только в мудрости и познании истины, а отнюдь не в том, что он мудрее остальных или что остальные не обладают познанием истины; это ведь решительно ни на йоту не увеличивает его мудрости, т. е. истинного его счастья.

Под управлением Бога (Dei directio) я понимаю известный незыблемый и неизменный порядок природы, или сцепление (concatenatio) естественных вещей. Мы ведь выше говорили, а также и в другом месте показали, что всеобщие законы природы, по которым все совершается и определяется, суть только вечные решения Бога (decreta Dei), заключающие в себе всегда вечную истину и необходимость. Следовательно, говорим ли мы, что все происходит по законам природы или что все устраивается по решению и управлению божьему, мы говорим одно и то же.

Все, чего мы благопристойно желаем, сводится главным образом к следующим трем пунктам, именно: к познанию вещей через первые их причины, к господству над страстями, или приобретению привычки к добродетели, и, наконец, к спокойной жизни при физическом здоровье.

О божественном законе

Итак, коль скоро закон есть не что иное, как образ жизни, который люди предписывают себе или другим ради какой-нибудь цели, то поэтому закон должно, я думаю, разделить на человеческий и божественный; под человеческим законом я понимаю образ жизни, который служит только для охранения жизни государства, под божественным же тот, который имеет целью только высшее благо, т. е. истинное познание Бога и любовь к нему.

Чем больше мы познаем естественные вещи, тем большее и совершеннейшее познание о Боге мы приобретаем; другими словами (так как познание действия через причину есть не что иное, как познание какого-нибудь свойства причины), чем более мы познаем естественные вещи, тем совершеннее познаем сущность Бога (которая составляет причину всего).

Итак, мы заключаем, что Бог только сообразно понятиям толпы и только вследствие дефекта в мышлении изображается как законодатель или властитель и называется справедливым, милосердным и пр., что в действительности Бог действует и управляет всем только вследствие необходимости своей природы и совершенства.

Об основании, почему были установлены религиозные обряды, и о вере в исторические рассказы, именно: на каком основании и кому она необходима

Законы в каждом государстве должно так устанавливать, чтобы людей сдерживал не столько страх, сколько надежда на какое-нибудь благо, которого больше всего желают; ведь таким образом каждый охотно будет исполнять свою обязанность.

Следовательно, если бы в природе случилось что-нибудь такое, что противоречило бы ее всеобщим законам, то это необходимо противоречило бы также и разуму и природе божественной; или, если бы кто утверждал, что Бог делает что-нибудь вопреки законам природы, тот вынужден был бы в то же время утверждать, что Бог поступает вопреки своей природе. Нелепее этого ничего нет.

Я ведь показал, что Писание не изучает вещи через ближайшие их причины, но только рассказывает о вещах в том порядке и в тех выражениях, которыми оно больше всего может побудить людей, и в особенности толпу, к благоговению, и по этой причине оно говорит о Боге и о вещах очень неточно, потому что оно собственно старается не разум убеждать, но затронуть и пленить фантазию и воображение людей.

Об истолковании писания

Писание не дает определений вещей, о которых оно говорит, как не дает [их] также и природа.

Если мы читаем какую-нибудь книгу, содержащую невероятные или непонятные вещи или написанную в довольно темных выражениях, и не знаем ни ее автора, а также ни в какое время и по какому поводу он писал, то напрасно будем стараться узнать ее истинный смысл. Не зная ведь всего этого, мы не можем знать, что автор подразумевал или мог подразумевать; между тем, наоборот, хорошо зная это, мы определяем наши мысли таким образом, что никакой предрассудок не овладевает нами, т. е. мы не приписываем автору или тому, в угоду кому автор писал, больше или меньше, чем следует, и думаем только о том, что автор мог иметь в уме или чего требовали время и обстоятельства.

Итак, я не могу достаточно надивиться разуму тех людей, которые видят в Писании столь глубокие тайны, что они будто бы не могут быть объяснены ни на каком человеческом языке; и потом, они ввели в религию столько предметов философского характера, что церковь кажется академией, а религия–наукой или, лучше, словопрением.

Именно: если дела добры, то хотя бы человек в догматах и не соглашался с другими верующими, однако он есть верующий; и, наоборот, если дела дурны, то хотя бы человек на словах и соглашался, однако он есть неверующий.

Вера сама по себе, без дел мертва; смотри об этом всю указанную главу этого апостола.

Именно, как мы сказали, разум–царством истины и мудрости, богословие же–царством благочестия и послушания.

Те, кто управляет государством или кто им владеет, всегда стараются прикрыть видимостью права всякий неблаговидный поступок, какой бы они ни совершили, и убедить народ в том, что поступили честно. Этого они легко достигают, когда все толкование права зависит только от них.

Даже идти кому-нибудь только жить вне отечества считалось позором, потому что поклонение Богу, к чему они всегда были обязаны, дозволялось совершать только в одном отечестве: ведь только эта земля считалась святой, остальные же считались нечистыми и оскверненными.

Earlier Ctrl + ↓